Торг на выживание

Российскую кооперацию душат сети с иностранным капиталом

В Беларуси мы привыкли к тому, что при всей своей обособленности потребкооперация несет серьезную социальную нагрузку. Мощная заготовительная отрасль, автолавки в самых отдаленных деревнях и, конечно, широкая сеть магазинов с узнаваемым аистом на фирменной эмблеме. Так у нас. В России, которая с начала 1990-х годов пошла своим, 100-процентно рыночным путем, многие из этих компонентов трансформированы до неузнаваемости. Конкуренция, в которой сегодня пытаются выжить райпо страны-соседки, нашим и не снилась. Это все больше напоми-нает противостояние моськи слону, где последний день ото дня прибавляет в весе.

Из Санкт-Петербурга мы едем во Всеволожск районный центр, расположенный в 30 км от северной столицы России. Во время войны этот район единственный в Ленинградской области не был оккупирован фашистами: тут пролегала знаменитая ВАД-101 Дорога жизни, по которой умирающим от голода ленинградцам доставляли продовольствие. В плотном кольце иностранных инвестиций Всеволожск оказался 60 лет спустя. Сегодня здесь открыты сборочные производства таких мировых гигантов, как Форд, Нокиан, Икеа. И это, судя по всему, не предел для города-спутника с населением 48 700 жителей. Прямое автобусное сообщение, 20 минут до конечной станции питерского метро все это магнитом тянет во Всеволожск инвесторов, рабочую силу и, разумеется, предприятия торговли.

Председатель местного потребобщества Станислав Богдевич живет в России с 1971 года. Уроженец Щучинского района Беларуси, он окончил Институт советской торговли и прошел все ступеньки от районного отдела торговли до руководителя Всеволожской кооперации. За 21 год председательства повидал всякое: развал Союза, рост цен, сумасшедшую инфляцию и рэкет девяностых. Но, пожалуй, даже тогда не было так трудно торговать, как сейчас.

Мы всегда были богатым и преуспевающим предприятием, могли даже позволить себе выдавать кредиты под льготный процент, но в начале 1990-х все райпо Ленинградской области причесали под одну гребенку. Затем пришла инфляция, 26-кратный рост цен и ельцинский закон о потребительской кооперации в РФ 1992 года. По сути, он означал коммерциализацию прежней потребкооперации и давал слишком много свободы, которой не все воспользовались с умом. Многие руководители, почуяв ветер перемен, поспешили выйти из системы облпотребсоюзов и обособились. Что в итоге? Целый ряд райпо Ленинградской, Рязанской и других областей России разорились и канули в Лету. В тех районах их больше не существует. Многие, чтобы выжить, были вынуждены объединиться в одну структуру. В глобальном смысле централизация и управление системой из Москвы за эти годы утрачены у нас теперь каждый сам за себя, констатирует Станислав Богдевич. С тех пор прошло уже 18 лет, и разговоры о том, чтобы вернуться к прежней модели, в Центросоюзе слышны все чаще. В Беларуси необходимости в этом нет: вы сумели сохранить оптимальную структуру и систему Белкоопсоюза. Мы научились торговать в условиях жесткой конкуренции.

Сегодня Всеволожскому райпо нет никакой необходимости содержать автолавки. В районе с населением свыше 220 тысяч человек и площадью почти 3 тысячи кв.км осталось всего 3 населенных пункта, где рядом с магазином райпо не построен частный. Все остальные вакантные площадки для торговли давно заняты. Вы еще не знаете, что такое сети, с грустью говорят работники местной кооперации. И в этой фразе чувствуется нечто удручающее и непобедимое.

Только во Всеволожске сегодня построено 9 сетевых супермаркетов: три Магнита, по две Пятерочки и Семьи, а еще Полушка и Норма. В получасе езды от города распахнули двери 2 мегамаркета площадью свыше 120 тыс. м кв. Это настоящие торговые империи с кинотеатрами, ресторанами, индустрией развлечений и т.д. Если оторвать глаза от карты Всеволожска и взглянуть на Россию, то почти в каждом районе найдутся звенья этих могучих сетей с иностранным капиталом и миллиардными оборотами.

Госдотаций у нас нет, пользуемся банковскими кредитами и сами себе утверждаем перспективный план. Но при 550 млн. российских рублей ежегодного оборота мы, разумеется, не можем составлять серьезную конкуренцию сетям. Чтобы выжить, сегодня нужно быть очень крупным. Именно этого компонента нам и недостает, говорит Станислав Богдевич. Многие райпо не первый год объединяются, чтобы иметь возможность проводить более выгодные федеральные закупки. Иначе с тобой даже разговаривать никто не будет. А сети за счет объемов и размаха могут позволить себе значительно упасть в цене, демпинговать по самым разным категориям товаров, применять скрытые и не всегда дозволенные приемы конкуренции. Именно поэтому мы уже второй год не можем выйти на показатели 2008 года по товарообороту. В райцентре нам сегодня физически негде строиться.

Мы идем по городу, смотрим продуктовые и промтоварные магазины райпо, ресторан, блинную, столовые Как ни удивительно, именно общепит сегодня показывает самый высокий уровень доходности. Если в торговле продтоварами максимальная наценка 2023 процента, то здесь все 60. На одних только пирожках и свежей сдобе райпо имеет в месяц около 1,5 млн. рублей. Не было бы выгодно, ценные площади тут же перепрофилировали бы под более доходный вид торговли. Как, впрочем, столовые и ресторан. По-другому здесь просто нельзя.

Я каждый год бываю на родине, в Гродненской области. Разумеется, приезжая, общаюсь с коллегами и на конкретных примерах сравниваю две модели потребкооперации: российскую и белорусскую. Что и говорить, не могу не радоваться тому, что вижу у вас: большинство магазинов советского периода сохранили и отремонтировали, сегодня они в очень хорошем состоянии. Еще важнее, что в Беларуси сохранены оптовые базы, которые дают райпо независимость и большой задел на будущее, считает Станислав Владимирович. В республике сегодня хорошо прослеживается социальная миссия, которую государство возлагает на потребкооперацию. Это и заготовки, и обеспечение стандартов торговли в отдаленных и малонаселенных деревнях. Отсюда и определенные преференции в районе, уважение, поддержка со стороны местной власти. Мы же работаем в равных условиях со всеми формами собственности. И здесь каждый сам за себя.

----------------------------------

Коротко

На 1 января 2010 года в системе Центрального союза потребительских обществ России (Центросоюза) состояло 3,8 млн. пайщиков, около трех тысяч потребительских обществ, 135 райпотребсоюзов, 76 республиканских, краевых и областных потребсоюзов.


Вы находитесь в разделе Бизнес-Инфо ресурса 21.by, здесь вы найдете актуальную и интересную информацию.
© 2004-2018 21.by