Гримасы Гименея

Брак фиктивный — проблемы настоящие


Истинные браки, говорят, заключаются на небесах. Два любящих сердца соединяются, чтобы быть рядом и в радости и в горе, растить детей, сажать деревья, строить дом... Все остальные — регистрируются в загсе. Достаточно кивнуть на традиционный вопрос: «Согласен? Согласна?» — и дело сделано. Поди проверь искренность чувств и бескорыстность намерений! Сегодня у нас штамп в паспорте — что греха таить, веский аргумент и в пользу перераспределения с «неудобного» места отработки, улучшения жилищных условий, уклонения от службы в армии, легального переезда в понравившуюся страну вместе с многочисленными родственниками... А еще, как убедилась обозреватель «СБ», бизнес, заведомо построенный на лжи, но прибыльный и абсолютно безнаказанный. Очевидно, Гименей допустил брак. Пришло время исправлять ошибки.


Возраст и внешность значения не имеют


Всего 15 минут в сети — и виртуальная доска бесплатных объявлений выдала мне десятка два «горячих» предложений руки и паспорта «без цели создания семьи». 25–летняя Ольга, мать–одиночка, без обиняков заявляет о желании утрясти финансовые трудности... Ее 24–летняя тезка в срочном порядке ищет мужа для перераспределения. Круг кандидатов ограничен пределами Могилевской области... 22–летний Алексей предлагает паспорт и вид на жительство в Беларуси заинтересованным состоятельным иностранкам. «Возраст и внешность невесты значения не имеют», — подчеркивает жених... 53–летняя Алла выйдет замуж на год — на время строительства жилья и заключения кредитных обязательств. «Порядочность и отсутствие материальных претензий гарантирую», — уверяет дама...


Открыто обсуждаются условия и мотивы заключения брака понарошку, стоимость оказанных услуг. Единственное, что надежно защищено администрацией сайта знакомств, — координаты для обратной связи с «рекламодателями». От спама. Серьезный бизнес требует к себе серьезного отношения.


Утром — штамп. Вечером — пиджак


По сути, кроме спама, липовым женихам и невестам действительно бояться нечего.


— Максимум, что грозит фиктивным супругам, — признание их брака недействительным. С последующим аннулированием разрешения на постоянное жительство, возможной депортацией иностранного мужа или жены из страны и запретом им въезда на территорию Беларуси. Белорусской половинке вообще ничего не грозит, — подтверждает начальник департамента по гражданству и миграции Министерства внутренних дел Алексей Бегун. — Но «подделку» брака еще доказать нужно!


Признать брак недействительным по белорусскому законодательству может только суд. Увы, даже тщательно собранные и, казалось бы, неопровержимые доказательства того, что семья создана для видимости, могут рассыпаться в пыль, если псевдосупруги хорошо сыграют свои роли на судебном разбирательстве.


Житель Барановичского района Иван свой первый брак заключил накануне 54–го дня рождения. Будущая супруга, горячая грузинская женщина, пообещала за штамп в паспорте 300 тысяч рублей, новый костюм и еще по 50 тысяч за каждый прожитый «в браке» месяц. Сразу после росписи Иван вернулся в свое привычное холостяцкое жилище. Сулико в срочном порядке стала собирать документы на воссоединение с грузинской родней. Разумеется, на белорусской территории. Эти тонкости супружеских отношений стали известны после проверки миграционной службой. Пользуясь случаем, «муж» пожаловался на нечестную «жену». Мол, хотя все, что обещала, заплатила, вместо обещанного костюма отделалась только новыми штанами! К черту такое липовое соглашение! Но на судебном заседании, рассматривавшем иск о признании брака недействительным, Иван и Сулико держались за руки и с пеной у рта убеждали судью в вечной любви друг к другу. На Иване был новый костюм. С галстуком. Из суда пара вышла... законными супругами.


Все страны в гости к нам


За 8 месяцев этого года в Минском городском Доме бракосочетаний (так уж сложилось исторически, что все интернациональные браки регистрируются именно здесь) обменялись клятвами верности с местными половинками представители 56 стран. Каждый 4–й брак — интернациональный. В подавляющем большинстве под венец тут идут иностранные женихи. Но на памяти заведующей Домом бракосочетаний Надежды Реутской и невесты из Вьетнама, Франции, США. Такому географическому разнообразию мы обязаны в основном притоку иностранных студентов. В первую очередь в медицинский университет. «Все женятся по любви. А ничего другого, глядя на брачующихся, сказать нельзя, — говорит Надежда Реутская. — Одна невеста, старше жениха–иностранца лет на 15, задала резонный вопрос в ответ на наши осторожные «прощупывания»: «Неужели я не имею права влюбиться и выйти замуж без оглядки на возраст и национальность?» Возразить нечего». Надежда Степановна припомнила только один случай из ряда вон. И то липовый муж изобличил сам себя. Чтобы задержаться в Беларуси подольше, арабский парень женился на минчанке. Получил вид на жительство. Спустя время уехал в Россию, там женился повторно (не расторгнув брак) и получил российское гражданство. Прошли годы, он вернулся в Минск и... встретил настоящую любовь. Подали заявление. Тогда–то и всплыли два предыдущих фиктивных союза...


Чистая прибыль


Что проблема фиктивных браков существует, ни у кого, пожалуй, сомнений нет. Но как ее решить, если так сложно с доказательствами? Ведь неоспоримый факт: чтобы построить «лишние» метры, взять кредит на большую сумму, перераспределиться на отработку или «закосить» от армии, соискатели предпочитают искать претендентов на руку и паспорт среди родственников (чаще всего — троюродных), друзей и хороших знакомых. То есть тех, кто не подведет и ни на что не претендует. Слишком уж рискованные мероприятия!


То ли дело брак просто так. За деньги. Когда самому жениху или невесте ничего, кроме гонорара, не надо.


— Такие, как правило, и ищут иностранцев, которым нужно легализоваться в стране, — подтверждает Алексей Бегун. — В итоге мы имеем то, что имеем.


А имеем ни много ни мало — прибыль населения в самых изощренных формах. Например, за счет перекрестных браков. Когда два иностранных супруга разводятся у себя на родине, а в Беларуси заключают новые союзы, как правило, с соседями или родственниками. Каждый из членов новых ячеек общества, разумеется, живет со «старыми» мужьями или женами, растит детей. Были случаи, когда супруги в таком браке рожали детей от своих «бывших» мужей, а нынешних даже фамилий не помнили и видели–то всего раз — в загсе.


Или, например, «злоупотребление легализовавшимся через брак иностранцем правом на воссоединение с семьей». На практике это выглядит так. Заключает житель бывшей советской республики брак с белоруской. Перевозит в синеокую детей (право уже имеет!). Потом и жену бывшую зовет: как–никак она детям не чужая. А там и дядья с тетками подтянутся... По такой незатейливой схеме в Беларусь переезжают целые села из ближнего зарубежья!


— Прирост населения — не самоцель, — уверен Алексей Бегун. — Важна «чистота прибыли». Семья, а не ее видимость — высшая ценность для государства. Поэтому спекуляция на институте брака в принципе недопустима. Сейчас готовится новая редакция Закона «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь». Если раньше иск о признании брака недействительным могли подавать в суд только прокуроры, то сейчас это вправе делать и сотрудники миграционных органов. Но мы добиваемся того, чтобы расширить наши полномочия: получить право принимать решения об отказе в выдаче разрешений на временное или постоянное жительство, если есть достаточно оснований полагать, что брак заключен для их получения. Уверены, законодатели нас поддержат.


Выйти замуж — не напасть


О том, что фиктивный брак влечет за собой вполне реальные права и обязанности супругов, лжеженихи и невесты, как правило, не задумываются. А зря. Это подтвердил бы и минчанин Андрей К. Воспоминания о липовом браке, заключенном 6 лет назад, до сих пор ему дорого обходятся. Андрей женился на женщине с тремя детьми, чтобы избежать службы в армии. Не просто женился — детей усыновил. Чтобы наверняка. Супружеский союз продлился три месяца. Ровно столько, сколько понадобилось, чтобы официально оформить усыновление и получить заключение медкомиссии о наличии хронического заболевания, несовместимого со службой в армии. На радостях Андрей тут же подал на развод. Жена выступила со встречным иском: о взыскании алиментов. Никакой фикции.


Справка «СБ»


Негласная такса на заключение брака с местными жителями варьируется от 300 тысяч белорусских рублей до 1 тысячи долларов. Женихи и невесты из стран Евросоюза за штамп в паспорте просят до 50 тысяч евро.


Из первых уст


Павел Беспальчук, ректор БГМУ: «Я не против брака с иностранными гражданами. Я против того, чтобы наши девчата и парни уезжали за рубеж, там рожали детей, работали. Ведь они нужны здесь, на родине! Да, браки с иностранцами у нас не редкость. Целое общежитие иностранцев, в основном парней: выбирай — не хочу! Мы своими силами, как можем, стараемся проверить подлинность брака, искренность намерений. Но как это сделать? Ни разу не удалось застать супругов вместе? Так всегда есть причина: он (она) на работе допоздна; уехал к родителям погостить; вышел в магазин... Свадебной фотографии нет? А кто заставит молодых фотографироваться или устраивать пышные торжества? Кто–то в принципе против того, что бы зайти в свадебный магазин и купить атрибутики... Да, перед распределением только и разговоров в студенческой среде: где бы найти мужа или жену, чтобы попасть на отработку в желаемое место. Но ведь это только разговоры...»

Автор публикации: Валентина МОХОР


Вы находитесь в разделе Бизнес-Инфо ресурса 21.by, здесь вы найдете актуальную и интересную информацию.
© 2004-2017 21.by